10 городов-призраков

10 городов-призраков

     Города – сердца современной жизни, но иногда они тоже умирают. После чернобыльской катастрофы 1986 года все население Припяти было эвакуировано, и в последующие десятилетия природа поглотила советские микрорайоны, превратив зону вокруг атомной электростанции в заповедник минувшей эпохи.
     А находящийся на другом конце земного шара Детройт, когда автомобильная столица планеты, постепенно пришел в упадок из-за оттока обеспеченного населения в пригород и спада промышленности, в 2013 году был признан городом-банкротом. Припять и Детройт – самые известные примеры упадка и гибели городов, но не единственные.

Окума, Япония

     Знаходяться по сусідству невеликі японські міста Футаба, Окума і Томіока – нові Прип’яті: в Окумі розташована АЕС «Фукусіма-1», в Томіока – «Фукусіма-2». Після землетрусу  11 березня 2011, цунамі і подальшою аварії на атомній електростанції більше 300 тисяч жителів регіону було евакуйовано. Велика частина з них так і не повернулися додому: катастрофа зруйнувала в Футаба 90% всіх будинків, а в’їзд в Окума заборонено через підвищений радіаційний фон. «Фукусіма-1» офіційно закрита в грудні 2013 року; усунення наслідків аварії займе найближчі 40 років

Таварга, Ливия

     Ливийский город Таварга был одним из мест ожесточенных боев во время гражданской войны 2011 года, в результате которой был свергнут и убит Муаммар Каддафи. Жители города – преимущественно темнокожие потомки бывших рабов из субэкваториальной Африки – поддерживали ливийского диктатора. После победы Национального переходного совета Ливийской Республики город был разграблен и почти полностью сожжен, а население подверглось этническим чисткам и позже было изгнано из города под угрозой применения насилия. До революции в Таварге проживало более 25 тысяч человек, последние три года город резвится.

Таварга – не единственное поселение, ставшее городом-призраком в ходе недавней войны. В ходе карабахского конфликта город Агдам де-факто прекратил свое существование.

Остров Хасима (Гункандима), Япония.

     Многие шахтерские города обречены: они переживают короткий расцвет, но когда ресурсы истощаются, жители покидают рабочие поселки. В 15 километрах от Нагасаки расположен похожий на военный корабль остров Хасима. В XIX веке на острове был обнаружен уголь, и в промежутке между двумя мировыми войнами Хасима стал крупным промышленным центром: кроме шахт здесь разместились военные заводы, а плотность населения достигла фантастических показателей. Переход японской экономики на использование нефти и высохшие запасы угля определили судьбу острова. В 1970-е шахты закрыли, Хасима опустела.

Крако, Италия

     Крако в южной Италии – еще один кинематографический памятник: в окрестностях средневекового города проходили съемки «Страстей Христовых» Мела Гибсона. В оборонных целях Крако было построено на отвесной скале, и это сыграло с ним плохую шутку. Сначала в конце XIX – начале XX века большая часть населения города эмигрировала в США из-за тяжелых условий земледелия. А к середине XX века из-за регулярных сдвигов город покинули остальные жители. Скала, на которой стоит Крако, постепенно разрушалась из-за хозяйственной деятельности жителей, регулярных землетрясений и наводнений, и в любой момент город может обрушиться.

Тиандученг, Китай

     Китай переживает строительный бум, и это тот случай, когда инвестиции в инфраструктуру оказываются тщетными. Страна переполнена пустыми спальными районами и даже целыми городами из типичных многоэтажек, и, кажется, скоро местный пузырь недвижимости лопнет. Так, на севере, во Внутренней Монголии, построен город Ордос, рассчитанный на полмиллиона жителей. Он в основном шалит, а в купленном жилье никто не живет: квартиры в Ордосе используются как средство сохранения сбережений.

   Еще одно специфическое порождение строительного бума – в буквальном смысле китайские подделки европейских городов. В окрестностях Шанхая находятся реплики типичного британского города (Thames Town), Флоренции (Florentia Village) и даже Парижа. В рассчитанном на 10 тысячах жителей Тиандученге есть даже своя Эйфелева башня, в три раза меньше оригинальной. Тиандученг должен был стать элитным селением, но богатые китайцы просто не захотели здесь жить. Сейчас в городе находится пара тысяч человек – в основном бедняки, которым государство временно выделило это жилье.

Ордос, Китай

    Китай продолжает реализацию гигантских проектов «на вырост», при этом стимулируя свою экономику. Во Внутренней Монголии возведен город Ордос, рассчитанный на 1 млн человек. Сейчас в нем живут 20 тысяч, 98% построек пустуют.

    Сам проект Ордос был начат в Кангбаше после того, как здесь обнаружили огромные запасы угля и других полезных ископаемых. Область была мгновенно застроена офисными небоскребами, административными центрами, правительственными зданиями, музеями, театрами и спортивными сооружениями.

Киджондон, КНДР

    Северокорейский Киджондон – город-призрак, в котором изначально не должны были жить люди. Примерно-показательный поселок неподалеку от демилитаризованной зоны между двумя Кореями был построен в агитационных целях в 1950-е годы. Согласно заявлениям Пхеньяна, в Киджондоне живут несколько сотен крестьян, и в поселке есть собственная больница, школа, детский сад и 160-метровый флагшток с огромным флагом. Но практически все это – «потемкинские деревни»: здания не завершены и представляют лишь огромные коробки без окон, в которых по расписанию включается освещение. Впрочем, этого более чем достаточно для невооруженного сильным биноклем наблюдателя с другой стороны границы. До 2004 года в Киджондоне регулярно включались мощные динамики, которые транслировали пропагандистские передачи.

Аэропорт Монреаль-Мирабель, Канада

    Монреальский международный аэропорт Мирабель, открытый к Олимпийским играм 1976 года, до недавнего времени оставался крупнейшим аэропортом в мире. Его площадь составляет 400 квадратных километров – столько же, сколько у самого Монреаля. Тем парадоксальнее, что сейчас он является памяткой несбывшихся надежд и используется только для редких грузовых перевозок. Новый аэровокзал строился на основе будущего экономического развития мегаполиса, но с середины 1970-х Монреаль уступил место деловой столице Канады Торонто. Кроме того, сказалось неловкое расположение Мирабель: комплекс построили в 50 километрах от города, а создание скоростной железнодорожной ветки в аэропорт так и не вышло из стадии проектирования. В итоге новый аэровокзал был настолько непопулярен, что многие авиакомпании предпочли перенести международные рейсы из Монреаля в соседние города. В ноябре 2014 года начался снос пустых терминалов.

Финансовый район короля Абдаллы, Эр-Рияд, Саудовская Аравия

    Финансовый район короля Абдаллы – один из главных строительных проектов Саудовской Аравии по цене 8 миллиардов долларов. Строительство нового района Эр-Рияда началось в 2006 году, а к моменту своего завершения в комплексе будет около 60 небоскребов, 3 миллиона квадратных метров офисных площадей, жилье для 12 тысяч жителей и даже слишком роскошная станция метро работы Захи Хадид. Район мог бы стать мегауспешным, если бы не одно: такой объем офисов просто не нужен в нефтяной деспотии. В результате уже сейчас 90% помещений комплекса резвится. Это самый дорогой город-призрак на планете.

Олимпийские поселения

     В последние десятилетия Олимпийские игры стали объектом активного соперничества по всему миру. И спорт к этому не имеет никакого отношения. Олимпиада – толчок, запускающий деиндустриализацию развитых городов, привлечение новых инвесторов, развитие туризма и создание новых возможностей для малого бизнеса. По крайней мере, все это случилось с Барселоной, что превратилось после соревнований 1992 года из провинциального города в один из самых приятных европейских мегаполисов.

   Впрочем, статистика говорит об обратном: ни одной Олимпийской столице не удалось повторить рывок Барселоны. Более того, Олимпиада ложится тяжелым бременем на бюджеты городов (а игры в Афинах даже стали одной из предпосылок продолжающегося кризиса в стране). И самое досадное, что спортивные объекты после завершения игр быстро приходят в упадок.